Путешествие в Иорданию, часть 3

Действие четвертое. От Мертвого моря к Петре

Все выглядело не так, как я себе представлял. Ни один путеводитель, ни один отчет о поездке не давал и намека на увиденное. Видимо, авторы и не пытались описать неописуемое. Последую их примеру, пусть каждый видит и чувствует эту землю по-своему.

Выбираем асфальтовую площадку поближе к берегу. Под караульной вышкой сидят двое, партизанского вида, солдат. У одного американская винтовка, и другого – канистра с водой. Ремни валяются рядом. Никакого английского, только жесты и телепатия. Как оказалось, спускаться к Морю можно, но в воду не заезжать и не таранить большие камни. Условия нас полностью устраивали.

Странный берег, странные, смешанные чувства. Самая низкая точка суши. Самая дальняя точка истории, где она не противоречит уходящей палеонтологии.

Из под ног – глухой стук обросших солью камней. Противный запах. Вода на ощупь напоминает моторное масло б/у. Перегретый воздух, дымка над поверхностью. Целебная грязь, которую наносит из затопленных Содома и Гоморры. На другом берегу – манящая Палестина. Когда-нибудь поеду и туда.

Возвращаюсь к машине, ребята уже готовы к “плаванию”. Перед тем, как сесть за руль, машу рукой пограничникам, которые в километре от нас. Мне сразу махнули в ответ. Все правильно, они уже поднялись на вышку и охраняют нас при помощи бинокля. Разворачиваю машину так, чтобы был виден израильский берег. Пока, мне туда дорога закрыта. С израильскими штампами в паспорте я не попал бы и в половину тех стран, где я имел счастье побывать. И никогда не поехать в Палестину тоже не могу. Киев называют вторым Иерусалимом. Может, когда-нибудь я смогу сказать, что Иерусалим – второй Киев. Как-то мой старинный друг Хасан сказал: “Андрэй! Ти навэрно еврэйский шпион. Ти всэ про нас знаишь! Ну, ничиго, если еврэй, значит – мой двоюродний брат.” Он так до конца мне и не поверил, что я не еврей и не араб. Думаю, что и те и другие, постоянно общаясь со мной, многому у меня набрались, да так, что стали чем-то похожи.

Чтобы как-то отвлечься от смутных мыслей, включаю приемник. Радиостанции на арабском и иврите работают вперемежку. Это так “отвлекся”. Дай, думаю, домой позвоню. За телефон, а на нем уже “Оранж” с палестинского берега включил роуминг.

Дорога вдоль Мертвого Моря изгибается, повторяя линию берега, прорезает острые выступы и перескакивает по мостикам ущелья. Когда мы “продвинулись” на солидное расстояние, до нас наконец-то дошло, что по этой дороге мы до Петры не доедем. Возвращаться было поздно, пересекать горы – долго. Решаем ехать через горы. (Тем, кто поедет по этому замечательному маршруту, настоятельно рекомендую заправлять полный бак. Нам попалась всего одна заправка на очень большом отрезке пути).

Почему-то никого не смутил такой авантюрный план, в который с трудом укладывался перенасыщенный график. Наверное, к тому времени все почувствовали, что страна нас приняла, тут мы свои, все у нас получится и ничего плохого с нами не случится. “Серпантины”, пропасти и нависающие валуны никого не пугали и вызывали только восторг. Сколько мы так проехали, только спидометру известно.

В Иордании очень мало прямых дорог. По-моему это вызвано не только особенностями горного рельефа. Основная причина – забота о туристе. Перемещаясь из одного в другой географически близкий пункт посещения, надо дать возможность сознанию усвоить увиденное ранее, нужно какое-то время, чтобы все улеглось, не накладывалось одно на другое.

Вот так мы и колесили по современным иорданским магистралям, проложенным по древним горным тропинкам, переносящих нас из одной эпохи в другую, в которых легенды материализовались, а реальность двадцать первого века была неуместной формальностью.

Так сложилось, что обычно города я наблюдаю сверху, пролетая над ними на самолете. И очень редко удается в них побывать. С городом Карак все получилось наоборот. Увидели мы его, глядя снизу-вверх: огромная гора, увенчанная крепостью и окруженная ступеньками жилых кварталов. На посещение города у нас было очень мало времени. Совсем мало. Сейчас мне кажется, что если бы я провел там весь отпуск, все равно всего бы не увидел. Когда-нибудь приеду туда надолго. А в тот раз нам надо было срочно где-то поменять деньги и купить платки-“мархабайки“.

Главная проблема, с которой мы столкнулись – негде поставить машину. Очень узкие улочки, везде все забито автомобилями, велосипедами, лотками торговцев, самими торговцами и их клиентами. Скорость машин ниже скорости пешеходов. Публика очень пестрая, необычная. Много иностранцев из Юго-Восточной Азии, из Индии. Встречались иранцы. Почти не видно европейцев.

Karak :: Statue of Salah ad-Din Неожиданно обнаруживаю свободное место для парковки. Высаживаю ребят и начинаю “притираться” между валуном и каким-то крыльцом. Уже пройдя полквартала, решаю, что надо было вывернуть руль, направив колеса на бровку, перестраховавшись от самопроизвольного скатывания. Вернувшись к машине, наблюдаю удивительную картину: на крыльце возле нашей машины стоит человек в блестящей униформе, обвешанной медалями. Вокруг него крутятся какие-то солдатики и по выражению их лиц я понимаю, что кому-то не повезло. Не обращая на них внимания, я спрашиваю у “генерала”, можно ли, чтобы наша машина немного постояла на этом месте. Признав во мне иностранца, “генерал” разрешил стоять столько, сколько нужно. Возможно, мы нарушили какой-то местный неписанный запрет, но куда деваться, если он неписанный. Оказалось, что мы остановились возле местной пожарной части, а “генерал”, скорее всего, главный пожарник. Пока я занимался парковкой, ребята уже добрались до гаражей, где рядовые пожарные были заняты автоделом. Дорогу на Петру они указать не могли, зато принялись за поиски транспорта, не подозревая, что у нас уже есть одна машина. Не помню, чем там все закончилось, но, в конце концов, мы отправились на поиски банка. Оказалось, что в Караке банков много и все они расположены на одной улице. И во всех банках – очереди. Выбрав какой-то один, мы, заполнив нечитаемыми карлючками нечитаемый бланк, благополучно обменяли нужную сумму.

С платками все вышло еще проще. Увидев их в одной “дукэне”, зашли, поторговались, сбили цену (кажется вдвое) и купили.

Через несколько кварталов стали свидетелями первого и единственного, за время нашего пребывания в стране, дорожно-транспортного происшествия. Кто-то заехал в брошенный на проезжей части ящик с фруктами. Место происшествия окружили человек пятнадцать полицейских, все что-то кричали и никто никого не слушал.

Чуть не доходя до нашей “стоянки”, решили выяснить, как ехать в Петру дальше. Попытались спросить это у группы ребят, лет 18-20. На что они ответили: “Нет, это не Петра, это – Карак. А Петра в другом месте и до нее далеко. Машина надо, без машины не получится. Потому что далеко. А тут Петры нету”.

У этого города сложная история, неоднородный этнический состав, несколько религий. Когда-то давно возник конфликт между мусульманами и христианами, после чего большинство христиан переселилось в Мадабу. Но часть осталась, и до сих пор в городе есть три христианских прихода. Уже подойдя к машине, мы встретили парня-католика, отлично говорящего на английском. Он рассказал много интересного, в том числе и то, что через три недели отправляется учиться в Харьков и мы с ним уже почти земляки.

Так и не увидев того, ради чего все приезжают в Карак, начинаем выруливать на трассу, ведущую к Петре. И уже через каких-то полчаса я начинаю слушать мелодию хорового сопения, исполняемую моими драгоценными спутниками.

Действие пятое. Петра

Дорога к Казне Вход в знаменитый набатейский город, вырубленный из камня, венчает большая автомобильная стоянка, которую мы, подъехав к месту, сперва приписали в собственность отелю, но потом вовремя одумались и припарковались. Времени у нас было мало, и в первую очередь нам нужно было накормить голодного Андрюху, которому предстояло еще в тот же вечер тарабанить нас всех в пустыню. Не могу не сказать, что наша банда просто-таки снимает шляпу, при чем большущую такую, перед Андрюхой, автором бестселлера “Информация из “первых рук” о премудростях вождения авто в Иордании“. В ближайшем вагончике-киоске после не очень продолжительных манипуляций готовки Андрюхе был выдан бутерброд размерами со французскую булку, и зрелище сие было забавным.

Сказать, что было жарко – ничего не сказать. Мы купили билетики и потопали “отмечаться” у Казны. Первая часть пути до ущелья проходит по открытой местности, где жарко, и этим пользуются надоедливые хозяева повозок с лошадками.Иордания, Петра, Ущелье

Дальше, вдоль ущелья, идти намного приятней, потому что высокие скалы немного защищают от солнца и к тому же безумно красивы. Теплые тона камня создают очень уютную атмосферу, отсутствует ощущение замкнутого пространства, хотя проход и узкий. Зато чувствуешь себя очень защищенно и как дома. Ну, если не у себя дома, то, по крайней мере, как в гостях. Видна практичная рука хозяина – с помощью желобков вдоль подножия скал раньше собирали запасы воды.

Мы знали, что в конце пути по ущелью нас ждет встреча с колоннами Казны, но все равно встретили раступившиеся скалы дружными охами восторга.

Иордани, Петра, Казна Во-первых, впечатляет масштаб, колонны у этой киношной достопримечательности действительно очень высокие; во-вторых, цвет камня, весь фасад нежно розовый; в-третьих, мозги отказываются верить, что все это было выдолблено из сплошного камня среди пустыни и далеко не вчера, а 4 тысячи лет назад!

Иордания, Петра, Казна Увеличить…

За Казной начинается настоящий город, разные “однокомнатные” пещерки, фасады скальных “зданий” посолидней, лестницы, улетающие вверх, римские постройки, арочки, амфитеатр, способный вместить 8,5 тысяч зрителей…

Думаю, жить в таком месте было прикольно. Караваны регулярно приносили новости и какие-нибудь красивые вещички и вкусности. Вечерами в амфитеатре собирались местные жители и при свете факелов смотрели представления. Наверняка, набатеи как-то применяли разнообразие природных красок местного песчаника. Может быть, как и современники, выкладывали на досуге разные картинки из струящегося песка. Правда, сегодня знаменитые бутылочки с цветным песком в Петре никуда не годятся. Их много, но все они сделаны наспех, примитивно и, главное, без души. В Джераше мы видели бутылочки намного интересней.

К сожалению, мы фактически не видели Петру, не видели ее с высоты птичьего полета, не были на Ум аль-Бияре, на горе Аарона, не видели монастыря и горы жертвоприношений, не дошли до музея, византийской церкви, каменных цистерн, усыпальницы Легионеров и еще кучи мест. Мы не планировали все эти походы в свою первую поездку. Но это вовсе не значит, что все эти места не заслуживают посещения. Не даром же город включен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Даже наша паручасовая символическая вылазка к Казне произвела на нас ошеломляющее впечатление. Будем надеятся, в Иордании мы были не в последний раз.

Путешествие в Иорданию, часть 2

 

You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

AddThis Social Bookmark Button

Comments are closed.